Двадцать один ребенок. И у всех одна мама

С кого все началось

Подруга усыновила ребенка и попросила меня пойти с ней в детдом, когда формальности были решены, чтобы забрать девочку. Тогда я и увидела Колю, который отрешенно сидел на скамеечке и не обращал внимания на других детей. Воспитатель сказала, что он так может просидеть целый день, а если не покормят, будет сидеть голодным. Наладить контакт с мальчиком не удалось, как я ни старалась.

Его маленькая биография вызвала такую бурю чувств, что решение усыновить пришло как-то само собой.

После смерти матери Коля остался с отцом-алкоголиком. Его плач в общежитии не заставил соседей прийти на помощь. Когда в общий коридор начал просачиваться трупный запах, вызвали полицию. После взламывания двери увидели ребенка в бессознательном состоянии, лежавшего на разлагающемся теле. Шрамы от червей так и остались на груди и животе мальчика до сих пор.

Наш с мужем визит к директору детского дома и просьба об усыновлении Коли очень удивила руководителя, так как в нашей семье уже росло пятеро детей. Разрешили попробовать наладить с ребенком контакт. Мы начали забирать его по выходными, праздниками, на каникулах. Общение с нашими детьми разбудило сознание Коли, мальчик начал реагировать на окружение, постепенно наладился контакт.
После усыновления мы записали Колю в логопедическую группу, а школу он окончил уверенно, без низких оценок. Сейчас ему уже 22 года, а начальник цеха, в котором Коля работает наладчиком оборудования, самые сложные операции доверяет только ему.

В этой семье восемь родных и тринадцать приемных детей. Их родители стали дедушкой и бабушкой уже двенадцать раз.
Когда хотели взять приемного ребенка, собирали семейный совет. Спрашивали мнение у всех, даже у малышей, чтобы новые брат или сестра воспринимались всеми именно так.

Призвание

Закончив педучилище, я проработала в садике год, а потом, собравшись с силами и заручившись поддержкой мужа, поступила в медицинское училище. Из больницы, получив предложение работать старшей медсестрой, взвесив все “за” и “против”, опять вернулась в садик. Мой опыт физиотерапии, массажа, инъекций там мне очень помог. Да и в семье это все часто было востребовано, так как здоровье деток часто требовало обращения к медицине.

Семья растет

Второй, после Коли, у нас дома появилась Тоня. От недоношенной девочки мама сразу отказалась, были проблемы с сердцем, все меня отговаривали, но вид этой крошечной девочки, которую и в руки взять было очень трудно вызывал у меня только желание видеть ее в нашей семье. Постепенно Тоня стала обычным ребенком, сейчас уже готовится к окончанию школы, увлекается легкой атлетикой.

В конце девяностых я похоронила родную сестру. Ее муж не мог справиться с шестью детьми, попросил забрать троих. Так у нас стало на две сестрички и одного братика больше.

Еще две сестрички у нас появились, можно сказать, с улицы. Мама их бросила. Зима, мороз и две малявки на лавочке. Старшей, Татьяне (имя было на приколотой к рубашке записке), годик, младшая — грудничок. Обе девочки были больны рахитом, несколько лет ушло на то, чтобы поставить их на ноги.

Кроме рахита, у Татьяны была еще одна проблема, которая обнаружилась позже, только после консультации у профильного врача. Девочка была глухой, а вернуть ей слух можно было только с помощью дорогостоящей операции. 

Нужную сумму мы могли получить только продав наш дом, а наше с мужем взаимопонимание только ускорило этот процесс. Но мир не без добрых людей. После репортажа о нашей семье по местному телевидению, главврач вернул всю сумму, перечисленную на операцию.

Наш папа

Мой муж, Сергей, по специальности плотник. Работа с деревом прошла через всю его трудовую жизнь. Кроме строительства домов в области, своими руками построил наш большой дом, с баней, мансардой и многочисленными техническими помещениями. Конечно, помогали старшие дети, как на стройке, так и материально.

Без него наша большая семья не была бы такой. Мы все его так и называем: “Наш папа”.

Как мы живем

Никто из детей не слышал, да и не чувствовал разделения на “родных” и “приемных”. Для нас с Сергеем это было естественно, поэтому не было какой-то наигранности в отношениях.
Не сразу мы разбирались в сложностях характеров деток, которые к нам пришли, но всегда воспитывали в них доброту. Сколько-нибудь серьезных конфликтов между ними даже не могу вспомнить. Сейчас уже многие разлетелись по стране, но есть несколько праздников в году, когда мы собираемся все вместе. Это самые счастливые дни в нашей жизни.

Детская мечта

Я тоже прошла через детский дом, все его конфликты младших и старших. А на выпускном, когда нужно было сказать о планах на жизнь, неожиданно для всех заявила, что хочу, чтобы в семье было двадцать детей. Кто-то улыбнулся, кто-то с сомнением покачал головой. Но моя мечта сбылась.