Как любовь к жизни помогла мне победить болезнь

Я еще раз убедилась на собственном опыте, что в нашей жизни есть всегда место чудо. И чудо может совершить даже любовь. Надо только уметь любить и тогда твои возможности станут просто безграничными, а мечты исполнятся.  Это все произошло со мной ровно год назад. Я заболела. Началась больничная эпопея: сидения в очередях, бесконечные обследования и посещения врачей. В итоге, мне поставили диагноз и положили в больницу. Иду с медсестрой по коридору, она меня в палату ведет. По дороге встречаем другую медсестру. Она у моей медсестры спрашивает:

— Куда ты ее класть будешь? В общую?

— Нет. Врач сказал в одноместную, — отвечает моя медсестра.

Мне этот разговор совсем не понравился. Вот я и говорю:

— А может, все-таки в общую палату меня положите?

 Они так сочувственно и с жалостью посмотрели на меня. Просто жуть.

 И моя медсестра ответила:

— Не могу. Врач сказал: в одноместную. Значит, в одноместную.

Я же тогда не знала, что в одноместную палату обычно кладут умирающих, поэтому  спокойненько прошла в свою палату. Вещи свои разложила, улеглась в кровать. Лежу, отдыхаю. А что еще делать в больнице?

И тут я почувствовала себя как-то странно: меня перестал интересовать окружающий мир и все, что в нем происходит. Я решила только отдыхать. Я осталась наедине сама с собой.

От меня ушли все проблемы, вся тревога и суета. Я поняла, как все это неважно, когда ты стоишь на пороге смерти.  Интересно, а какая она — эта загробная жизнь?

 А потом мой мир просто перевернулся. Ведь я пока еще жива! И это замечательно! Я буду слышать пение птиц! Я буду любоваться красивыми листьями, я буду смотреть на облака! И я буду радоваться тому, что могу это все видеть.

Я сама себе сказала: «Ты еще пока жива! Вот живи и радуйся жизни. Полюби ее всем своим сердцем!»

Так я и сделала. Я вдруг почувствовала себя свободной и счастливой. Я обратилась к Богу. Мысленно я говорила себе одно и то же: «Спасибо, Боженька, что ты подарил мне возможность понять насколько же прекрасна человеческая жизнь. Конечно, немного жаль, что я поняла это только перед смертью».

После этого мир засиял для меня новыми красками. Я вдруг наполнилась энергией. Я почувствовала во всем своем теле любовь.

Так как меня считали умирающей (диагноз у меня был такой: лейкоз 4-й степени), то ко мне пускали посетителей в любое время. Ко мне начали приходить все мои родственники и знакомые. Все они приходили для того, чтобы попрощаться со мной. Им было очень трудно: они не знали, о чем можно говорить с человеком, который одной ногой уже стоит в могиле. Все они были в большой растерянности.

 Я радовалась приходу каждого человека. Я так хотела поделиться с каждым из них  той любовью, которая переполняла меня. Я старалась веселить своих друзей и родных. Благодаря этому наши встречи проходили весело и непринужденно: мы много смеялись, я рассказывала смешные истории и анекдоты. После того, как я пролежала в кровати три дня, мне стало скучно и я начала гулять по палате, потом начала стоять у  окошка и смотреть на улицу. Во время этого занятия меня застал врач. Василий Степанович был просто в шоке, он запретил мне вставать.

А я у него спросила:

— Это что-то изменит в моем состоянии? Я дольше проживу?

— Нет, — растерянно ответил врач. – Но вы не должны ходить.

— Почему это?

— У вас просто очень плохие анализы. Вы уже давно должны были умереть. А вы начали вместо этого по палате ходить.

 Когда я ложилась в больницу, мне сказали, что я проживу дней пять не больше. Я пролежала в больнице уже неделю. И почему-то не умирала. Я с большим удовольствием ела бананы, заварные пирожные и пила апельсиновый сок. Анализы были по-прежнему плохие. Но я стала даже выходить в холл, чтобы посмотреть телевизор.

Василий Степанович был в большом удивлении от того, что я до сих пор жива. А я так хотела жить, так хотела всех любить.

Однажды во время обхода я спросила у своего врача:

— А какие у меня должны быть анализы?

Василий Степанович написал мне на листочке какие-то буквы и листочки. Я внимательно посмотрела на них. А Василий Степанович сказал:

— Да хотя бы вот такими.

 И вышел из палаты.

На следующий день, он просто забежал в мою палату и с порога закричал:

— Как?!! Как вы это сделали?

— Что сделала? – спросила я удивленно.

— Это просто невероятно! Ваши анализы! Они сегодня такие, как я вам написал вчера на листочке! Это просто чудо какое-то!

В общем, моя смерть откладывалась на неопределенный срок. Поэтому меня перевели в общую палату. Все родственники со мной уже попрощались да и друзья тоже. Поэтому меня навещали только сын и муж.

В общей палате, куда меня положили, кроме меня лежало еще семь женщин. В палате было тихо. Все женщины лежали молча, смотрели кто в потолок, кто в стенку. Готовились умирать. Я так смогла пролежать только два часа. А потом моя любовь к жизни начала просто задыхаться. Я поняла: надо срочно что-то предпринять. Я посидела на кровати минут десять, потом вытащила из тумбочки огромную дыню, которую принес муж, и сказала громко на всю палату:

— Всем немедленно кушать дыню. Она прекрасно помогает снять тошноту после химиотерапии.

Все женщины удивленно на меня посмотрели. Но встали с кроватей. Я всех начала угощать ломтиками такой ароматной и вкусной дыни.

— Ой, и правда, помогает, мне меньше тошнить стало, — сказала одна.

Еще одна женщина тоже сказала, что и ей вроде бы полегчало.

— Ой, девчонки, я вам сейчас такой смешной анекдот расскажу, — сказала я. И начала веселить женщин.

В одиннадцать часов ночи в палату зашла медсестра и сказала:

— Все, хватит так смеяться. Вы мешаете другим больным спать!

Через три дня Василий Степанович захотел перевести меня в другую палату.

— Зачем это? – удивленно спросила я.

— Да в этой палате все пошли на поправку. А в соседней палате три очень тяжелых пациентки, — ответил врач.

— Нет, мы ее никуда не отпустим! —  закричали девчонки с моей палаты.

Не отпустили. Просто в нашу палату начали приходить люди с других палат. Мы просто разговаривали, смеялись, вспоминали смешные истории. В нашей палате царила атмосфера любви и жизни. Поэтому всем в нашей палате было уютно и так спокойно. Медсестрам силой приходилось разгонять пациентов из нашей палаты. А однажды мы даже в палате начали петь и танцевать. Когда это все услышал Василий Степанович, он молча смотрел на нас минут пять, а потом сказал:

— Почти тридцать лет в больнице работаю, но такого здесь еще никогда не было.

 А я продолжала жить и любить жизнь. Я радовалась каждому дню. Я ходила гулять в больничный парк, читала книги и даже начала писать стихи.

Мне кололи витамины. Надо же было что-то колоть.

 Через три недели меня в свой кабинет позвал Василий Степанович. Когда я пришла к нему он несколько минут просто смотрел на меня, а потом сказал:

— Ваши анализы стали нормальными. Это просто чудо какое-то. Ваше выздоровление – это просто что-то невероятное. Я просто ничего не понимаю: ведь мы ничего не кололи вам кроме витаминов. Мы же вас не лечили. А вы выздоравливаете. Как это возможно?! Но это факт! И я очень этому рад. Пусть и не понимаю, почему это произошло.

Через неделю меня выписали из больницы. Василий Степанович сказал мне на прощанье:

— Мне даже жалко вас выписывать. Благодаря вам у нас столько пациентов на поправку пошли. Просто что-то невероятное происходит с людьми в вашем присутствии.

Вместе со мной из нашей палаты выписали еще четверых, тоже со значительным улучшением.

Болезнь заставила нас понять, как важно любить жизнь. Эта любовь способна творить чудеса: можно выздороветь, начнут исполняться самые заветные мечты. Просто не надо никому завидовать, не надо злиться на себя и других, не надо желать другим людям зла. Чтобы быть счастливым и жить, надо всегда об этом помнить! Любите жизнь! И будьте счастливы!