Кто ты без штампа в паспорте? Сильно сказано

Все женщины хотят замуж. Все. Кто бы что не говорил. Осознайте и примите это, мужчины.

Те, которые говорят, что не хотят, просто лукавят и льстят вам. Просто поддерживают вашу точку зрения. Иной раз сами начинают принимать это за правду и убеждают себя в этом.

Но в мечтах маленьких девочек всегда присутствуют белое платье, фата и согласие прожить с лучшим мужчиною всю жизнь. Но из-за эгоистичного и рационального взгляда мужчин эта мечта загоняется в глубокие слои сознания. Дескать, нет смысла в инвестировании без выгоды — в обычный штамп.

… На похоронах Паши его мама бросила мятежно Маше: “Кто ты такая?”.

А Маша была женой Паши почти восемь лет. Но только они были не расписаны. Общим было все: сын, дом, постель, только без общего штампа.

Как-то Паша, в расцвете сил (42 года), здоровый (занимался спортом), преуспевающий (бизнесмен) мужчина перед уходом на работу поцеловал жену. По прошествии часа он внезапно в один момент умер. Тромб оторвался. Прямо за управлением автомобиля. Хорошо, что обошлось без иных жертв. 

Маше о кончине мужа сообщили лишь вечером. Когда он не возвратился домой. В первую очередь персонал больницы уведомил мать Паши, так как согласно документам у него нет жены. Есть только лишь в телефоне какая-то Маша.

Мама Паши не сообщила Маше, так как терпеть не могла ее.

У Маши на руках засыпал двухлетний Матвей Павлович, только недавно научившийся выговаривать “папа”. Сама Маша страдала от потери любимого, спланированного завтра, защищенности и надежного плеча. Как теперь жить безработной матери-одиночке?

Через 2 недели Маша весила на 9 кг. меньше. Ее мечтой было похудеть со времени родов. А Паша всегда стремился реализовывать ее мечты. И вот сейчас, даже после смерти…

Матвей был зачат в Венеции. Этот город Италии был мечтой Маши. А Паша ее осуществил. Я даже подшучивала, что на свадьба не побывали, а вот на медовом месяце и в свадебном путешествии побывали. Уговаривала воспользоваться моими услугами ведущей.

— Я согласна за бесплатно. Ну, может, за еду. За вкусный салатик. И непременно горячее. — предлагала, смеясь.

— Олька, у кого сейчас есть потребность в этих пережитках прошлого? — смеясь, отвечал Паша. Маша не улыбалась, просто молчала. Как хорошая гражданская жена. Поддержка мужа.

Тема уходила, так как не было ее поддержания.

… Глубоко скорбящая Маша набирала свекровь, чтобы спросить, когда она может приехать в морг для прощания.

— Кто ты такая? — безразлично спрашивала та. В своем горе и при отсутствии штампа она себе позволяла так разговаривать. На протяжении всех 9 лет она терпеть не могла Машу. Такое случается при сильной материнской любви. И всякий выбор считается неприемлемым.

—  Я Жена. —  рыдала Маша в трубку.

— Где же штамп? —  безжалостно отрезала свекровь.

— Я мать вашему внуку… — припоминала Маша.

— Малышу такие эмоции пока не к чему…

— Но сыну нужно попрощаться с отцом… 

— Не нужно. Это излишне. Ребенку ни к чему такие травмы.

Мама Паши показала свою главность. За ней решение места захоронения Паши, и как лучше для сына. А Маша — ноль, ничто.

Маша сокрушается на моем плече. Ее душат социальные противоречия. И даже сама трагедия отходит на второй план. 

— А все через этот штамп, Оль? — поворачивая свое опухшее от рыданий лицо, спрашивает.

— Ну Маш, потише, Матвей уснул…

— Да нет, вот скажи…

Я прошла на кухню чтоб сделать чай для успокоения. Мне тоже не удалось попасть на похороны друга, так как я, в первую очередь, подруга маши, а она — ничто.

Маше удалось через друзей узнать время для прощания. И она явилась в морг.

В моргах сейчас появилась электронная очередь. Войдя в зал ожидания Маша увидела всех… Все родственники и друзья окружили рыдающую Пашину мать для поддержки.

Нерешительность на миг ее остановила. Табло высветило, что прощание произойдет через десять минут. Маша уселась напротив толпы Пашиных родственников.

К Маше подошли тетя Юля, дядя Гриша и Валерка, лучший друг Паши. Они все ее обняли и… возвратились к маме.

И вот на табло засветилось, что пора проходить в комнату для прощаний. Маша тоже направилась в ту комнату.

И вдруг услышала голос Пашиной мамы:

— Кто ты такая?

— Тетя Нина, ну не нужно. — произнес Валера. — Не то время…

— Ну правда, Нина, не нужно… — молвила тетя Юля.

— Ну а кто она? — яростно произнесла мама Паши.

— Я — Жена. — тихонько произнесла Маша. Ей не хотелось бороться. У нее было одно желание — напоследок поцеловать любимого мужчины.

— У моего сына нет жены. — шипя проговорила мама Паши.

Эта сцена привлекла внимание родственников других умерших.

Двери закрылась прямо перед ее лицом. Дверь, за которой лежал ее Паша. Она, обессиленная горем, села на пол. Через несколько минут вышел Валера и втащил ее в ту комнату.

Маше удалось попрощаться с Пашей. Он был неузнаваем. В аварии он сильно пострадал и пришлось его сильно загримировать. Ему сделали новое, чужое лицо. Маша поцеловала “чужого” мужчину и ушла из комнаты с гробовым (подходящее сравнение!) молчанием.

Эту историю я слышу уже 10-й раз от Маши. И я понимаю, что таким образом она по чуть-чуть прогоняет свою боль. И я слушаю, молча, помешивая чай.

— Оля, что же ты его не дожала? —  нежданно послышался голос Маши за спиной и я дрогнула

— Кого?

— Пашку.

— Ты это о чем?

— Ты всегда шутя прилипала, когда же он женится на мне. А он отнекивался.

— Почему же ты ничего не говорила? Зачем сеяла у него мысль, что тебе не хочется? Почему он исполнил все твои заветные мечты, кроме этой одной главной?

— Ему не хотелось этого. А мне хотелось, чтобы он хотел!

— Глупости все это! Для него лучшим отдыхом было порыбачить. А он с тобой ездил по всех отелях всех курортов. Поскольку ты хотела! А Венеция! Она ему сроду не нужна была. Он не хотел! Зато хотела ты. И его счастьем было делать счастливой тебя, осуществляя твои мечты. он тебя любил!

— Ну вот. Любить то любил, а замуж не звал.

Я замолчала.

— Знаешь, пару лет назад у нас произошла сильная ссора среди ночи. Он ушел. Оставшись одна мне пришла мысль… Что он имеет все основания не возвращаться. Он вольный мужчина. Красивый и высокий, который понадобится всем. Его здесь ничего не держит. И тогда я себе пообещала, что не буду возражать ему. Буду просто любить и делать его счастливым. Ведь тогда и я счастливая.

— Из-за этого соревнования по осчастливливанию друг друга вы утратили умение коммуницировать, —  злюсь я. — Пей теплый чай. Я посмотрю, как там Матвей…

Сидя у кроватки спящего Матвея, так похожего на своего папу, вот что я думаю об этом гражданском — не гражданском браке.

Женится или не женится — это дело лично каждого. Но очень часто хорошие, добротные, добропорядочные мужчины выбирают отсутствие штампа. Опровергают ценность брака.

— Это мне не нужно. — излагают мужчины.

— Это пережитки прошлого, — излагают мужчины.

— Штамп ничего не определяет,  — излагают мужчины.

— Да, вы правы, — подыгрывают и льстят им женщины, на которых они не женятся. 

Чтобы не парить мозги. Ведь он может уйти. Насовсем. Посреди ночи. Наслаждаться своей свободой. Без обязательств. Из общего только прошлое. Но на этом дела не сшить.

Но брак — это как признать свой окончательный выбор. Показать всем — соседям, коллегам, друзьям, всем окружающим, что вот я нашел для себя лучшую женщину в мире. Я ее выбрал. Она моя. 

Брак свидетельствует о том, что с тебя достаточно свободы. И ты готов к новому шагу — к ответственности. Это подобно веселой игре, квесту для взрослых. Ты — мужик, ты главный и штамп этому свидетельство.

И вы, конечно, можете привести много примеров счастливых отношений без штампа в паспорте. Но я не могу уверовать в то, что существует женщина, которой не хочется замуж. 

Дорогие мужчины! Берите своих женщин в законные жены. И законно их любите. В любых обстоятельствах. До самого конца.