«Аристократка» Михаила Зощенко — рассказ вне времени

Аристократок давно нет, они пали вместе с императором более 100 лет назад, но этот рассказ Михаила Зощенко, на удивление, до сих пор остается очень актуальным и многие, прочитав его, или узнают самих себя, или своих знакомых. Хотя, в принципе, что то, что то – одинаково печально.

Василий Федорович томно вздохнул, утер подбородок и принялся за свой рассказ:

— Я, товарищи, на дух не переношу современных аристократок с их этими шляпками и золотыми зубами во ртах. А если уж и идет она с собачкой под руку, то это уже совсем перебор. Не существует ее для меня вовсе.

Был у меня печальный опыт, когда я начал общаться тесно с одной аристократкой. Гулял с ней долгенько, даже в театр как-то сходили вместе. Вот там-то я и увидел ее настоящую сущность и понял, что это не мое.

Встретил я ее здесь-вот, в своем же дворе. Она шла вся такая красивая, в шляпке, чулочках, зуб этот чертов. Недавно заселилась, вроде. Спросил у нее, в какой комнате она проживает, и она робко ответила, что в восьмой. Вот и начал я к ней ходить потихоньку. Сначала раз-два в неделю, потом и того чаще. Заходил по мелочам, в основном. Просто узнать, все ли хорошо, не нужна ли мужская сила, работает ли водопровод (в моей комнате он постоянно забивается).

Я так ходил месяц, а то и больше. Она меня только взглядом игривым сверлила, да зубом своим блестела. Потом начала не только односложно отвечать да улыбаться. А там я уже и на прогулки начал с ней ходить. Сначала ходили просто рядом, а затем она начала меня под руку брать. Не очень мне это по душе приходилось. Я был вынужден идти медленнее, а я теперь не могу так ходить.

Потом что-то надоело ей гулять. Говорит, устает, голова кружится. Попросила меня в театр ее сводить. Ну, мне сначала как-то неловко стало, а потом, думаю, свожу ее, чего уж там.

Билеты я достать не смог, так как дешевые разобрали, а на хорошие у меня денег не было. Зато мне повезло. Через какую-то неделю на работе выдали мне билет в оперу, правда что один. Зато второй я выкупил у товарища, Ивана-слесаря. Вот только одного я не учел и заметил уже при  входе в театр. Одно место было в партере, а второе под самой крышей. Ну, конечно, слесарям не будут выдавать хорошие места.

Ну, деваться было некуда. Я провел ее на место в партере, а сам отправился наверх. Там ничего не видно, ничего не слышно. Я пару раз пытался преклониться через перила и посмотреть на свою спутницу, но голова очень сильно кружилась.

В антракт спустился вниз. Как-то очень быстро ее нашел, словно поджидала она меня. А может так и было, а может так и надо. Все-таки мы вместе туда пришли. В общем, походили по залу, потом как-то забрели в буфет.  Походили кругами, вроде, как и к выходу уже направились. Но тут вижу, что ее взгляд остановился на пирожных с кремовой начинкой. Я нащупал в кармане несколько монет и прикинул, что на одно пирожное мне точно хватит, а может и сам съем одно.

Медленно подвел ее к витрине и говорю: «Ежели вы хотите, то можете испробовать. Я все оплачу». Возможно, в последней фразе и была моя роковая ошибка. Она поблагодарила и робко взяла  кремовое пирожное. Не успел я заметить, как ее рука потянулась за вторым. На третьем мое сердце предательски дернулось. Тут уж точно мне денег не хватит. Слава богу, возле витрины начал как-то мужчина с дамой крутиться. Думаю, сейчас-то они возьмут последнее с тарелки и я спасен. Однако, смотрю, а на лице дамы появилась грустная гримаса. Поворачиваю голову, а моя дама уже тянется за последним на тарелке. На него-то у меня точно денег не хватит.

— Положите! Немедленно! – взревел я, не понимая, что на меня нашло. Она с перепугу застыла на месте. Затем рука медленно опустилась назад в тарелку и выпустила ее из пальцев. Она смотрит на меня перепуганными глазами. Но мне аж легче стало.

— Сколько с нас за пирожные? – уже намного спокойнее говорю я, понимая, что денег хватит.

— За четыре штуки, с вас столько… — с наигранной насмешкой говорит продавец. Теперь уже была моя очередь удивляться.

— За какие четыре? Съедено было только три, — и указываю на оставшийся в тарелке.

Но продавец мотает головой  и говорит, что то пирожное надкушено и примято, а значит, его никто не купит. В этот момент все зеваки, которые давно наблюдали за процессией, словно тут новый спектакль разыгрался, начали спорить в каком состоянии пирожное. Чтобы поскорее убраться от туда, я заплатил за 4 пирожных, на которые еле насобирал денег по всем карманам, и мы снова направились в зал досматривать оперу.

Мне казалось, что ситуация замялась и мы не станем  поднимать этот вопрос, но уже на подходе к дому она нетерпеливо вырвала руку из-под моей и резко отвернулась.

— Раз у господина нет денег, то зачем приглашать даму с собой? – бросила она напоследок и направилась к своей комнате.