История любви, от которой мурашки по коже

Она вставала с постели, подходила к окну и несколько минут смотрела куда-то вдаль. После этого раздевалась и шла в ванную. Там она рассматривала свое тело в зеркале. Ее фигура была потрясающей. Как и много лет назад, когда они только начали встречаться и он восхищался ее точеной талией на каждой встрече. Она все так же прекрасна, но теперь единственное чувство, которые он испытывает, глядя на нее — ярость.

Как-то раз он уже практически ударил ее, желая просто разбудить с утра. Только какое-то самообладание позволило ему просто сказать погромче: «Давай вставай, достала уже спать столько».

Она вовсе не спешила жить и совсем не испытывала ненависти к нему. Хотя была в курсе его отношений на стороне. Он встречался со знакомой ей женщиной уже больше двух лет. Она догадалась практически сразу, но и слова не сказала. С течением времени раны перестали так сильно кровоточить, теперь осталась только ноющая боль в сердце. Она не копила ненависти к мужу, даже после всех его приступов агрессии, после того, как он пропадал без звонков и сообщений, как забывал о ней напрочь. Она приняла решение жить для себя и не обращать внимание на то, как он давно перестал ее любить. Но однажды узнала о своем диагнозе. Жить осталось не более 1,5 лет.

Первое, что ей хотелось сделать — поделиться этой жуткой новостью с ним. У нее появилось огромное желание разделить с кем-то свое горе, отдать родному человеку хотя бы частичку своей безразмерной боли. Но так она думала лишь в первый день после известия. Уже на вторые сутки она обрела уверенность — надо молчать.

Он день за днем приходил в обитель любовницы. Здесь он всегда был желанным гостем. Он жить не мог без своей запретной любви. Сегодня в нем утвердилась мысль о том, что пора подавать на развод. Сколько бы он ни пытался возродить в себе то, что испытывал когда-то к жене, все попытки бесполезны.

Они договорились встретиться в ресторане. В то же, где когда-то обезумевшие от счастья отмечали пятилетие брака, затем десятилетие, пятнадцатилетие. Она прибыла в заведение заранее и села за их любимый столик. Он решил вначале поехать домой, чтобы сразу же взять все документы, которые понадобятся для развода. Психуя, выбрасывал из ящика все бумаги и хаотично разбрасывал их по полу. Внезапно среди кучи других документов он заметил крупную синюю папку, которой раньше там не было. Не раздумывая ни о чем и ничего не подозревая, он открыл ее и начал читать. Это были результаты многочисленных анализов и исследований. На папке были написаны имя и фамилия его жены. Тут он увидел диагноз и открыл браузер в телефоне, чтобы понять, что это значит.

Сайты один за другим говорили «от 6 до 18 месяцев». Он посмотрел на дату выдачи анализов и ужаснулся — прошло уже больше 6 месяцев. В голове закружилось, он не понимал, где он и что происходит.

Она долго ждала его в ресторане, почти полчаса. Потом стало понятно, что он не придет. Она вышла на улицу, взглянула на прекрасный парк рядом, подставила лицо солнцу и изумилась, какая замечательная погода и как великолепна природа. Впервые за долгое время ей стало себя по-настоящему жаль. Совсем скоро со всем этим придется прощаться. У нее уже не получится встретить следующее лето, снова так же радоваться солнечным лучам, слушать пение птиц в парке, гулять по улицам этого города… Из глаз потекли слезы, которые невозможно было остановить.

Его бросало то в жар, то в холод. Он не знал, что делать. Нахлынули воспоминания. Он вдруг ощутил, как любит свою жену. Как по уши влюбился в нее при первой встрече, как мечтал, чтобы вместе до самой старости… С этого момента он окружил ее невероятной заботой. Делал все, чтобы она стала счастливей. Он знал, что ей больно, слышал ее всхлыпы по ночам, когда она думала, что ее болезнь все еще является тайной. Ему было заметно, как она до последнего цеплялась за свою жизнь.

Смерть наступила через три месяца. Он усыпал дорогу от дома до кладбища розами. Он упал на колени и разрыдался, когда гром опускали в землю. Как-то на Новый год несколько лет назад он загадал «Стать свободным». Теперь его желание сбылось. Он вспомнил об этом и засмеялся истерическим, ненормальным смехом. Сбылось…