Мать лишила меня детства, из-за этого я не могу ее простить

Сейчас актуальным стало перекладывать ответственность на родителей. Мол, не так воспитали, не там делали акцент, нанесли тяжелую психологическую травму… Зачастую так говорят ,чтобы скрыть собственные недостатки. За каждыми такими словами стоит личная трагедия. 

У нас во дворе жила семья: отец Георгий, мать Татьяна и сын Владислав. Таня старалась быть идеальной матерью. Хотя почему старалась, она ею и была. Сын был одет с иголочки. Такое ощущение, что его штаны только сошли с конвейера. Все было безупречно. Каждый день влад был одет в новый наряд. его одежда была дорогая и идеально чистая. У мальчика были белоснежные рубашки с наглаженными воротничками. Если мои кроссовки мылись единожды, после грозы. То кроссовки Влада всегда сияли чистотой. Мальчик ходил на всевозможные кружки и секции. 

Татьяна уделала внимание и себе. Всегда с прической и свежим маникюром. Ходила в спортзал и следила за своим питанием. На ней была дорогая одежда и всегда чистая. Таня была хорошо воспитана и интеллектуально развита. От нее никто и никогда не слышал крепкого слова. С ней всегда было интересно разговаривать на любые темы. 

Многих женщин такое поведение Татьяны раздражало. Как можно быть такой идеальной? Каждый старался в ее глазу найти соринку, чтобы хоть как-то потешить свое самолюбие. 

Меня настораживала другая вещь: у них всегда гостила свекровь Тани. Ее маму мы ни разу не видели. 

На улице стоял осенний холодный день. Татьяна попросила присмотреть за ее сыном ,пока она сбегает в супермаркет. 

  • Без проблем. — ответила я. — Может, завтра мне понадобится твоя помощь.

Только Таня исчезла из поля зрения, к нам подошла бабуля. Она была в ободранной одежде не первой свежести. Ее руки были морщинистыми и дрожали от холода. 

  • Бабуля! — закричал Владик и бросился в объятия женщине. 

Она достала небольшой узелок и протянула Владику пару дешевых карамелек. 

  • Внучок, хочу тебя скромным гостинцем угостить. — в голосе старушки дрожали слезы. Было такое ощущение, что сейчас с ней случится истерика. 

Владик радостно схватил карамельки и побежал гулять с детьми. 

  • Добрый день! я так понимаю, вы мама Тани. — решила я спросить бабушку.
  • Да, это я. — при этом женщина нервно смотрела по сторонам как будто чего-то боялась. 
  • Бабуля, я хочу тебе показать какой я замок построил. — Владик подбежал к ней и увел ее на площадку демонстрировать свое умение строительства из песка.

я не понимала, что происходит. Ведь Татьяна живет в роскоши, а ее мать копейки считает и похожа на бомжиху. Что же произошло в этой семье? Почему мать осталась за бортом этой жизни? Череду моих мысленных вопросов прервал жуткий крик Татьяны. 

  • Ты плохо поняла? я тебе сказал здесь не появляться. Как ты могла сюда прийти!
  •  Дочка…
  • Не смей называть меня дочерью!

Таня схватила ребенка за руку и быстро увела домой. Владик плакал и просил попрощаться с бабушкой, но Таня его просьб не слышала. Вместо этого она решила ему дать подзатыльник, чтобы быстрее перебирал ногами. Мама Тани горько плакала. Она дрожащими руками свернула свой платочек в узелок и поспешила уйти со двора. 

По правде говоря у меня на глазах слезы выступили. Я понимала, что ситуация абсурдна и нельзя себя так вести с пожилой женщиной. Мне было непонятно такое отношение Татьяны к матери. Но на следующий день ситуация прояснилась. Таня вывела Владика гулять, увидела меня и решила объясниться. 

  • Ты, наверное, считаешь меня бессердечным монстром? — спросила она меня. 

Я не хотела прямо отвечать на этот вопрос. 

  • Сколько лет ты ей бы дала? — продолжала Таня. 
  • Она выглядит на 60.
  • Ей всего 47 лет. 

я была очень удивлена. Женщина ужасно выглядела. Ни о каких 47 годах и речи не могло идти. Ей дашь смело с лихвой 60. 

  • Она была алкоголичкой. Я не помню ее трезвой. Отец умер ,когда мне было четыре года. Ситуация в округе была тяжелая и мать не выдержала такой нагрузки и начала пить. Дома могло не быть еды, но зато всегда была выпивка. Я сейчас помню как стояла возле хлебной лавки и принюхивалась к запаху свежего хлеба. Ложилась спать я голодной и думала, что как бы на следующий день не упасть в голодный обморок. О своей одежде я молчу. Зимней куртки у меня не было, я старалась быстрее добежать до школы в осенней курточке, чтобы не замерзнуть. 

Я еле дождалась окончания 9 класса, чтобы пойти на работу. Устроилась убирать цех на хлебозаводе. Все сотрудницы помогали мне. Я была тощая и оборванная. Каждый нес продукты и одежду, чтобы поддержать меня. Часть продуктов я несла домой и надеялась, что мама придет в себя и бросит пить. Но мама не спешила одуматься. Она в себя литры спиртного и горько плакала, жалея сама себя. 

Время от времени она приглашала в дом таких же алкоголиков и они устраивали пьянки в квартире. Как-то раз Таня проснулась от того ,что возле нее кто-то лежал. Она громко закричала. 

  • Тихо. Не ори. Спит давно твоя мать. — хриплым голосом сказал какой-то пьяница. 

У страха глаза велики. Так случилось и с Татьяной. Она изо всей силы сбросила мужика на пол и выбежала из квартиры в чем была. Попросила переночевать к соседям, а утром пришла за вещами. Все поместилось в два пакета. Вот такое приданое было у девушки. Идти ей было некуда. Только в Сергиевом Посаде жила родная тетка. Таня попросилась к ней временно пожить. 

Так шли дни за днями. Таня поступила в институт. Днем училась, а по ночам  работала. Часть денег пересылала тетке, которая ее выручила в трудную минуту. Все у Татьяны получалось, только обида на мать терзала душу. 

Непонятно, что все эти годы она делала. Но когда Таня вышла замуж и у нее родился Владик, мать внезапно объявилась: старая, страшная, оборванная. Когда увидела Таню, стала на колени и слезно просила прощения. Мол, у нее кроме Тани никого нет. Девушка попросила мать больше никогда не появляться в ее жизни. Таня пришла домой и рыдала на взрыт. 

  • Не могу я простить ее. — говорит женщина. — Уж больно много она мне вреда причинила. 

Время от времени мать Тани приходит и просит встречаться с внуком, но Татьяна не желает этих встреч. “Свою мать я давно в душе похоронила. Не хочу больше знать ее.” — говорит женщина. 

Ситуация очень неоднозначна. Не могу осуждать Татьяну и понять не могу. Зачем тащить груз обиды все годы? Мы все не идеальны и каждый совершает ошибки. кто-то в большей , кто-то в меньшей степени. Каждый человек имеет шанс на прощение. А как вы считаете? Правильно поступает Татьяна?