Не отдала детям дом и с тех пор живу, как в сказке

Ну как же не стыдно! — звонит золовка Ася, — С тобой так никто никогда не поступал! Мы же родные люди, если не мать, то кто помогать должен? Если бы Лев не умер, то никогда бы этого не случилось. И что им теперь делать? У одной малыш, а вторая на сносях.

К тебе пусть идут, — ответила я.

Я я тут при чем? — с удивлением отвечает Ася, — это же ты мать, а всего лишь тетя.

Если так, тогда и решать буду я.

Положила трубку. Я имею двух дочерей и недавно выгнала их. Ну как выгнала, ушла по-хорошему. Мне надоели зятья и извечные проблемы. Сколько можно их самостоятельно тянуть на себе? Я осталась без супруга. А у детей папы не стало, когда одной было 17, а второй всего 12. Поэтому мне в этой жизни досталось. И ни от кого помощи не было.

Начало истории…

У Аси уже детей двое, а у нее даже жилья нет, все со свекровью мучается.

Таким образом до меня дошло, что моим детям от свекрухи ничего не перепадет. Она решила переписать квартиру на невестку. Ну и ничего страшного — у меня есть жилье. Осталась двухкомнатная квартира от родителей. Когда я выходила замуж, их уже не было на свете. Дочек я выучила, они уже взрослые. Младшая учится в лицее, а старшая уже ВУЗ окончила. И мне до сих пор не до отдыха.

Ма, — пять лет тому ставит перед фактом без меня Аня, — это Виталик, мы решили пожениться. Только жить у тебя будем.

До сих пор дети жили в одной комнатушке, а я во второй. Но когда появился зять, то я перешла в комнату к младшей и освободила свою.

Нам денег взять негде, — сокрушалась дочь, когда я сказала, чтобы они давали деньги на еду. Мне сложно было кормить одной пятерых (если учитывать появившуюся внучку), — мы собираем на жилье, а я не работаю — слежу за ребенком.

Я не собираюсь убирать после чужого мужика! — возмущалась младшая Ира, — пусть Анька за ним ухаживает!

Я с дочкой сижу! — не соглашалась старшая, — если понянчишь, я уберу!

Так мужа попроси, он в танчики свои играет! — ругались дочери. Что было частным явлением.

Ира говорила Ане, что они должны уехать. Могут позволить себе снять что-то, пусть муж старается. Аня же прикрывалась дочерью. Затем с мужем начинала ругаться, что от него помощи нет.

Кто не помыл за собой посуду? — орала Ира, — я же только что убрала! Аня! Иди мой!

Я с утра после всех мыла, — кричала Аня, — теперь твоя очередь!

Я пробовала их примирить, делила между ними обязанности, только все это безрезультатно. 

Твой супруг накидал полную мусорку, пусть и выносит! Это он накрошил — иди подметай! 

Я же мужик, поэтому не буду выполнять женские обязаннсоти!

Так это же после твоего ребенка! Хватит вредничать.

Собирают на квартиру? За несколько лет ничего у Ани с мужем не получилось. В питании они не участвовали. Все жаловались на нехватку денег.

Когда Ира с нами жила, — говорила Аня, когда вышла на работу, — ты у нее деньги не брала. Чего это я должна давать?

Вот что делать? Перенести холодильник к себе в комнату и закрывать ее? Так нам с младшей и так тесно. Куда?

Однажды мое терпение подошло к концу. Я пришла домой после работы, а там сидит Ира с парнем. Она мне сообщает:

Это Виталик, он не местный, приезжий, поэтому мы как поженимся, будем жить здесь.

Где же?

Ну….здесь. — образно развела руками дочь, — у меня скоро ребенок будет.

Вам на кухне кровать поставить? — решила я уточнить, пытаясь не сорваться.

Да мы бы с радостью, только зять же ночью кушать ходит, а у нас дело молодое, мало ли что. У тебя в комнате тоже не подходит вместе.

Замолчала и ожидает моей реакции, чтобы я предложила переехать сюда, а их оставить в комнате. Но этого не произошло.

У вас две недели, — твердо сказала я Ане и Ире, которые собрались вместе, — в течение которых вы обе обязаны подыскать себе отдельные квартиры и съехать.

Не понимаю? — удивилась Аня, — Как съехать? Куда? Мы тут прописаны, это наш дом. Ничего страшного, что муж с дочерью у свекрови прописаны. Из-за Иры весь сыр-бор, пусть и уезжает.

Я их поставила перед фактом, что пойду на продажу квартиры. Я уже не могу так жить. Сколько я буду прислугой для всех? Я вас вырастила, выучила. Хватит.

Дочки на меня обиделись.

Все! Ты больше не будешь видеться с внучкой! Я тебя не знаю!

И я когда рожу, то тоже тебя не приглашу! Ты всех прогнать решила, а сама будешь в шоколаде! Что ты за мать?

И Ася такая же. Начала звонить мне и на совесть намекать. Ведь они мне все время помогали, их семья, супруг обеспечивал.

Так и есть,  обеспечивал. На то он и муж. Хотя жили мы у меня. У него жилья не было. Ничего, теперь у моих дочек есть мужья, вот пусть их и обеспечивают. Пусть решают жилищные вопросы. Кто еще мне там помогал? Чем же? Ныли и сочувствовали, как я одна детей ращу! Да отлично все будет.

Одна будешь век доживать! — подытожила золовка, — от всех избавишься, а когда постареешь, то кружку воды не подаст. Грустно.

Я не стала ничего отвечать. И слушать дальше тоже. А если я не поступлю так, как решила, то скорее наоброт — меня не то что на кухню выселят, а еще дальше.

П.С. Мне в этом году всего пятьдесят исполняется!