Пожалуйста, позовите Нику, — сказал он.

Пожалуйста, позовите Нику, — сказал он.

Можно Нику? — повторил он, после того как не получил ответа.

— Это я, Ника. — Правда?

— Почему Вы сомневаетесь? Просто Ваш голос какой-то необычный? — Необычный?

— Как будто он не принадлежит тебе, какой-то тихий и тоненький.

-У тебя что-то произошло? Ты чем-то расстроена? Может я не вовремя?

— Не имею понятия с кем говорю?

— Ты не узнала меня? — Это очень странно, что ты меня не узнала?

-Кого я должна узнать?

Голос Ники должен быть на много моложе и приятней. Если ты не знаком с человеком, то по голосу сделать это будет крайне трудно. Ведь зачастую голоса могут быть старше или моложе людей.

— Ну хорошо, — продолжил он. — У меня есть к тебе дело.

— Мне кажется, что Вы скорее всего набрали неправильный номер, — настаивал женский голос на том конце провода.

— Я с Вами не знакомы.

— Ну как же так, я ведь Борис, Боря, Борис Александрович. Ты должна меня знать. Что с тобой случилось?

— Ну вот! — Ника вздохнула и еще раз повторила, что не знакома со мной. Тогда я просто извинился и положил трубку.

Для меня это совершенно не понятно, как она меня могла не узнать. Конечно, я хотел это выяснить. Может она права и я действительно набрал неправильно номер, может просто ошибся цифрой. Ведь такое может быть. Сначала я хотел сразу же повторно набрать номер, но меня что-то останавливало.

На столе лежала пачка с кубинскими сигаретами, они были очень крепкими. Возможно их делают из обрезков сигар. Но о каком деле я мог бы с ней поговорить. Конечно, в тот момент я просто хотел продолжить разговор и на самом деле у меня никаких важных дел не было к Нике. Просто мне хотелось поговорить с ней. Я снова решился сделать еще один звонок.

— Ника? — спросил он.

— А это снова Вы. Вы снова попали ко мне, набираете неправильный номер. Какие цифры должны быть в Вашем номере? — 149-40-89.

— Простите, Ника.

— Ничего страшного, я все равно свободна,- сказала она.

— Я надеюсь больше к Вам не позвоню, извините еще раз. Я положил трубку.

Наверное необходимо выждать время и только потом набрать 100. Возможно, путаница на линии пройдет и я смогу дозвониться до Ники. Сейчас 22.00, — ответила девушка на том конце провода, когда я набрал номер 100. И вдруг у меня промелькнула мысль, а что если ее голос был записан когда-то, и теперь она просто включает его, когда скучает и прослушивает запись своего молодого голоса. А может ее вообще нет в живых. И теперь ее дети или любимый человек набирает этот номер и прослушивает родной, дорогой и любимый голос.

Спустя некоторое время я снова набрал номер Ники.

— Да, я Вас слушаю, — услышал я голос Ники.

— Ах, это снова Вы ?

— Да, я.

— Наверное наши телефонные линии здорово соединены.

Вы не ругайтесь, пожалуйста, я крайне внимательно нажимал цифры и не пропустил ни одной.

— Разумеется, я Вам верю, — ответила Ника. Я даже и не думала, что Вы делаете это специально. Скажите, пожалуйста, Борис, Вы очень торопитесь и Вас есть какое-то дело к Нике?

— Нет, я хотел поинтересоваться дома ли Ника.

— Вы скучаете по ней?

— Ну как бы Вам ответить…

— Я думаю, что она Вам определенно нравится.

— Вы очень интересная, Ника, — сказал он. А можно узнать сколько же Вам лет?

— Мне всего лишь 13, а Вам, если не секрет?

— Уже за 40. И нас разделяют толстые и огромные кирпичные стены, где каждый кирпич-это целый месяц жизни, а может даже и день, е так ли?

— Возможно, — ответила Ника. А о чем сейчас ваши мысли? — спросила она.

— Вы знаете трудно дать ответ на этот вопрос, сейчас я беседую с Вами и у меня нет никаких мыслей в голове.

— А предположим Вам бы, как и мне было 13 или может быть 15 лет, мы могли бы с Вами познакомится, как Вы считаете,- спросила Ника.

— Наверное получилось бы интересно. Я бы пригласила Вас завтра, часов в семь примерно. Скорее всего Вы бы меня не узнали. А где Вы встретились с Никой? Неужели возле памятника Пушкину?

— Ну не совсем. Наша первая встреча состоялась в «России», кинотеатр на площади Пушкина.

Я хорошо знакома с этой площадью, а почему именно там?- спросила девочка.

— Не знаю, просто там и все.

Было понятно, что девчонке просто захотелось поговорить по телефону и она совершенно не собиралась класть трубку.

— У Вас что дома нет взрослых? — спросил ее Борис.

— Да, сегодня мама работает вечером, она медсестра. Иногда приходится оставаться на ночь, а я одна дома остаюсь.

— Ну ладно, ложись спать. Тебе наверное в школу нужно завтра.

— Ну вот, Вы начали со мной разговаривать как с маленькой.

-Что ты тебе показалось, я разговариваю с достаточно взрослым человеком.

— Ладно, понятно. Вы можете ложиться спать. До свидания. И постарайтесь больше не звоните своей необыкновенной Нике, а то снова наберете наш номер и разбудите меня. И тогда я завтра не пойду в школу.

Я положил снова трубку. Я решил посмотреть телевизор и там передавали, что какой-то луноход прошел заданное расстояние. Ну вот даже он чем-то занят, а я настоящий бездельник пытаюсь куда-то дозвонится, — подумал я. Подождал еще час и решил последний раз позвонить. Набрал номер.

— Я знала, что позвоните, — сказала девочка Ника. Только не кладите трубку, давайте поговорим. Мне совершенно нечем себя занять, все что можно прочитать я прочитала, а спать еще совершенно не хочется, да и рано.

— А почему Вы не спите?- спросил ее я.

— Так еще всего лишь восемь часов.

— Да нет же Ника, у Вас часы неправильно идут. Сейчас уже двенадцатый час.

Девочка засмеялась. У нее был очень приятный и звонкий смех, который разливался по телефонным проводам.

— Нет, нет Вам не удастся так скоро прекратить разговор. Сейчас же осень, поэтому на улице очень темно.

— Да у Вас Ника отстают не только часы, но еще и календарь неправильный.

— Это еще почему?

— Так на дворе уже декабрь, но никак не осень.

-Была короткая пауза, после которой девочка спросила: «А Вы ужинали?»

— Не помню, но по крайней мере не голодный.

-А вот я хочу кушать, а в холодильнике совершенно пусто.

-Я даже не знаю как Вам помочь. И денег, конечно же, Вам не оставили?

— Хотите я посмотрю, что у меня есть в холодильнике?

— Нет, не стоит беспокоиться, — сказала девочка Ника.

— А где Вы живете? Я могу привезти Вам еду, если хотите.

— Вы знаете я не уверена, но идея хорошая. А что у Вас есть в холодильнике? — мне просто интересно.

— Вы знаете, я не помню, но могу посмотреть и сказать Вам.

Я перечислил, что было в моем холодильнике и девочка вдруг сделала вывод, что я тоже голоден. Мы долго беседовали о всякой ерунде. И все бы ничего, если бы она не спросила у меня: «Почему сейчас я не на фронте?» Это вопрос поставил меня в тупик. Какой фронт? Война уже давно закончилась.

Я попытался рассказать Нике, что война закончена и Гитлер уже давно умер. Но она считала, что я просто шучу. Мне казалось, что я попал в какую-то сумасшедшую реальность и разговаривал с девочкой из прошлого.

На утро следующего дня я отправился к маме, чтобы забрать у нее антресоли и нашел там старый телефонный справочник. Как оказалось, номер который я набирал, был тогда у совершенно других людей и там действительно проживала девушка Ника, но вот беда она вместе со своим мужем переехали куда-то. Но мне повезло, что в том доме еще работала старая бухгалтерша, которая знакома была с семьей Фроловых. Именно она мне помогла найти новый адрес. Тогда я отправился туда. Дверь мне открыл молодой человек, который сказал, что Ника и ее муж уехали на Север. Я извинился и стал было спускаться, как молодой человек, сказал, что его мать что-то хочет сказать.

Его мать появилась в дверях и спросила, кем я ей прихожусь. Я ответил, что просто знакомый. Она достала письмо из кармана и отдала его мне. В письме было всего несколько строчек о том, что я возможно больше не приду и мы не встретимся. А также, что хлебная карточка была в том подвале, на который я указал.