Соседка по имени Марфа

Ее соседом был грозный мужчина по имени Семен. Этот мужчина мог одним взглядом кого-угодно к месту пригвоздить. Его все в поселке обходили стороной, но и, понятное дело, уважали. Все мужики в округе предпочитали с ним поддерживать дружеские отношения, но лишний раз его не хотели тревожить, чтобы не дай Бог с ним отношения не испортить.

Марфе нравилось вспоминать о том, что в ее молодые годы Семен был еще тем забиякой, хотя он и присматривал за всем поселком. В девяностые в их поселок частенько городская шпана заглядывала и разборки в нем устраивала. Они с местных бизнесменов дань снимали, да молодых парней поколачивали. Так Семен сам многих из них в конце своего огорода схоронил. Так это или нет – проверять никому не хотелось.

Много лет с тех дней прошло. Семен уже давно умерил свой буйный нрав и сейчас он занимался тем, что разводил цветы в своем палисаднике. Многое уже позабылось, но было и то, что еще бередило память.

Марфе нравилось наблюдать за тем, как Семен ухаживал за цветами. Иногда она ему говорила: «Ох, Семен, чем бы дитятко не тешилось, а бы не…» Но о том, что значит это «а бы не…» она ни разу не упомянула, да и никому это было не интересно. Так они и жили до тех пор, пока не объявился недобрый человек, начавший по ночам цветы

Семена воровать.

Соседке было слышно, как утром Семен кричал, что отрубает руки тому, кто на его цветы позарился. Однако, несмотря на грозные предупреждения мужчины, цветы продолжали пропадать.

Марфа шла от соседки и увидела двух мужчин, которые облагораживали Семена цветник. Они женщине на вид показались какие-то странными. У одного их парней была перебинтована рука, а у другого – морда в кровь разбита. Они рылись, как очумелые на грядках, было такое впечатление, что они там клад искали. Рядом стоял Семен с чашкой чая и хохотал.

«Посмотри, соседка, каких работников я себе заимел», – сказал Семен и пальцем на парней тыкнул. А те начали еще усерднее по грядкам скакать.

Спустя время, Марфа узнала, что Семен этих парней на рынке увидел, когда отправился туда за покупками. Парни там его цветами торговали. Двоих Семен успел поймать, а одному удалось уйти.

«Наверное, сильно постарел», – улыбнулась Марфа, – «В молодые годы он бы всех троих в асфальт закатал». Она посмотрела в окно и из ее груди вырвался тяжелый вздох, а потом она добавила: «Но на все Божья воля. Нечего на чужие цветы зарится. Если их выращивают, значит они кому-то нужны!»