Супруг назвал меня эгоисткой, потому-что я потребовала отправить свекровь в интернат

Я нахожусь в браке уже больше двадцати лет, а если говорить точнее находилась. Все дело в том, что мой супруг подал заявление на развод, и мне даже не захотелось спорить.

А причина до боли проста. Видите ли, он не хочет жить под одной крышей с такой эгоисткой, отказавшейся присматривать за его ненормальной и сумасшедшей матерью, которая вытворяет всякую дичь на протяжении большого промежутка времени. При желании эта женщина может причинить мне вред. Когда-то она вела себя более менее адекватно, но сейчас её поведение выходит за любые рамки нормальности. За ней нужен ежесекундный контроль, а в противном случае обязательно произойдет что-нибудь ужасное, говорю об этом как человек с опытом.

Я постоянно прошу мужа перевезти свекровь в лечебницу, где её обеспечат необходимым уходом, а не сваливать груз ответственности на мои плечи, но он не хочет меня слышать. Поэтому я вынуждена терпеть весь этот ужас в своем доме не один год. Вы наверняка думаете, что все слишком преувеличено, и жить рядом с психически больным человеком вполне реально, хотя это далеко не так. Громкие крики в час ночи, куча выкинутых вещей и безумные взгляды. Вот как можно описать совместное существование с мамой моего партнера.

Долгое время уход за старушкой был обязанностью золовки. Родственница окончила медицинский колледж, и проходила практику в психбольнице. Благодаря своим знаниям у неё всегда получалось справиться с матерью даже в самые сложные периоды, когда она орала, бросалась на дочку и сбегала из квартиры. Сестра мужа была категорически против госпитализации и платила за лечение, таблетки и вызовы специалистов на дом.

А потом случилась страшная трагедия. Девушка отошла на тот свет. Супруг очень сильно переживал по этому поводу, но в связи с этим появилась новая проблема, причем исключительно для меня, так как он ничего страшного в том, чтобы неадекватная свекровь переехала к нам не видел.

Мол, она же самый близкий человек, мне же не бросать её на улице. И с этого момента моя жизнь превратилась в ад. В первый день она умудрилась напугать мою маленькую дочь, которой только недавно исполнилось шесть. Чтобы не рушить детскую психику я созвонилась со своей матерью и попросила её забрать внучку к себе на неограниченный период. Она согласилась и попыталась убедить меня приехать в деревню вместе с ребенком. Видимо не одной мне, доверия свекровь не внушала. А супруг говорил: «Вот вечно ты придумываешь лишнее. Это моя мама, и убивать нас никто не будет. Не делай из неё монстра».

А вот лично я верила его словам очень слабо. Она больная, соответственно никаких гарантий дать нельзя. Ей в голову может взбрести любая безумная идея, и сын её не остановит. Да и вообще, все заботы на мне, он же видит эту женщину всего два раза в день. Утром и вечером, а все остальное время с ней провожу я, разумеется, вместо работы.

Даже когда у меня на руках находилась полугодовалая дочка, которая ежеминутно просила есть и хотела в туалет, мне было гораздо легче. Много раз удавалось застать её с колюще-режущими предметами в руке, взятых с непонятно какой целью, а еще чаще я получала звонки во входную дверь от разъяренных соседей, которым надоело слушать вопли выжившей из ума пенсионерки. А потом к нам приезжали полицейские и выясняли, что конкретно происходит.

Она пила таблетки, но пользы от них было ноль. И в один из таких разгромов нашего жилища, мои нервы сдали. Поэтому когда супруг пришел с работы я сказала: «Выбирай, либо мы сдаем твою мать в интернат и продолжаем спокойно жить, либо нам придется разъехаться». А он взял и ответил, что подает на развод, ведь я такая жестокая и бездушная дама, не учтя одной малюсенькой детали. Квартира, в которой он на данный момент проживал, досталась мне в наследство от родителей. Они уехали в деревню, а жилплощадь подарили родной дочери. Разделу такое имущество не подлежит. Именно по этой причине моя вторая половинка в тот же вечер собирала свои вещи.

Пусть вместе со своей матерью возвращается в её жилище с тараканами и ободранными обоями. Ну а если он решит помириться, я этого делать не собираюсь. Пусть идет куда подальше, а мне работать сиделкой больше не хочется.