Жизнь со свекром не мед

После свадьбы у нас с мужем не было денег, так как ни он ни я пока не зарабатывали, однако мы были влюблены в друг друга, а поэтому нам было наплевать на все финансовые трудности. Мы сняли с ним крохотную квартиру, в которой практически не было никакой мебели, за то в ней было очень светло. Мы спали на полу на надувном матрасе, рядом с которым одиноко ютилась небольшая стопка книг.

Уже через полгода мы начали задумываться о рождении первенца. Само собой разумеется, возникли мысли о необходимости покупки собственного жилья. Выход был у нас только один – взять ипотеку с самой маленькой первой выплатой. Но чтобы собрать деньги даже на минимальный взнос, мы должны были существенно затянуть пояски, а также найти дополнительный заработок на несколько лет вперед.

Немного поразмыслив мы все же решили обратится за помощью к родителям, однако они нам отказали. Мои родители аргументировали отказ тем, что у них еще есть младшие дочка и сын, которых им также нужно выучить и дать путевку в жизнь.

Матери у супруга не было, так как она умерла еще несколько лет тому назад. Его отец был достаточно пожилой, а поэтому нам нечего было рассчитывать на его помощь, так как она была ему самому необходима. Как-то мы как всегда пришли его навестить, и он предложил нам, чтобы мы переселились к нему, так как в этом случае мы сэкономим деньги, которые тратим сейчас на съем жилья и сможем вложить их в ипотеку. Он сказал, что, если мы переселимся к нему он отдаст нам большую комнат, а сам переберется в маленькую.

Муж очень обрадовался его предложению. Он целую неделю доказывал мне, что это оптимальное решение. Супруг меня убеждал в том, что отец у него очень скромный и тихий человек, да и мы переселимся к нему только на время, пока не соберем деньги, а кроме этого, он уже устал мотаться туда-сюда, так как он все время помогал папе по хозяйству. Я понимала, что в этом всем есть рациональное зерно, но не могла решиться и согласиться на переезд.

Мне не очень хотелось жить в старой квартире с отвалившимися обоями, а также обшарпанной плиткой и рваным линолеумом. Меня не впечатляло и то, что придется коротать вечера на прокуренной кухне… Я убеждала себя, что виной всему моя чрезмерная брезгливость и если я уже вышла замуж, то должна быть с супругом и в радости, и в горе.

Вскоре мы перебрались жить с супругом к свекру. После того, как мы въехали в квартиру, то начали там небольшой ремонт: целых две недели мы все вымывали и выскребали. Когда уборка близилась к завершению свекр сказал, что он уже порядком устал от нашей чрезмерной суетливостью и, если мы перебрались к нему ненадолго, то такие кардинальные изменения совершенно ни к чему.

 Как оказалось, жить мы должны по правилам свекра, которых было очень много. Мы должны были экономно относится к продуктам и покупать их только там, где дешевле. Он отлично готовил, а поэтому, постоянно корректировал мои действия на кухне. Я понимаю, что это все были старческие заскоки и на них не нужно было никак реагировать.

Мне нужно было более терпеливо относится к отцу супруга, так как он его очень сильно уважал и мне нужно было поступать точно также. Однако мое терпение таяло день ото дня, особенно меня выводила из себя его любовь к алкоголю.

Я забыла упомянуть о том, что уже через несколько недель жизни у свекра я узнала, что беременна. Я мечтала о том, чтобы провести все девять месяцев в вонючей квартире с вечно полупьяным пожилым мужчиной, который к тому же смолил как паровоз, заливается одеколоном «Шипр» и обожает жареный минтай. Первые пять месяцев я только то и делала, что плакала и блевала.

Спустя месяц мы все трое осознали, что наша идея оказалась утопической, а поэтому мы стиснули зубы и продолжали жить по принципу «худой мир лучше хорошей войны». Как-то свекр поинтересовался зачем я использую столько туалетной бумаги. В ответ я ему в подробностях объяснила, как женщины ходят по-маленькому. А как-то я съела всю его, только что приготовленную, жареную картошечку, он потом еще месяц меня отчитывал.

Мы съехали от свекра, когда я была на девятом месяце беременности. В тот момент обстановка между нами была накалена до предела. Когда я попала в роддом, то он передал мне три литра вкусного компота из сухофруктов с вложенной в пакет запиской, в которой было написано: «Для молока и восстановления гемоглобина». В тот день я впервые назвала его «папой».  

Спустя время он мне рассказал, что именно от меня узнал о некоторых особенностях женского организма, а также о том, что есть некоторые границы в общении с людьми. Позже он сказал, что я вкусно готовлю.

Конечно, я бы не за какие коврижки не согласилась пройти ад совместного проживания с отцом мужа еще раз, мой свекр тоже, а муж думаю вообще в обморок упал бы со страху, если бы ему это снова предложили.